toggle
plus minus gleich

Авторизация



Опрос

Можно ли сказать, что мы живём в гражданском обществе?
 

Сейчас на сайте

Нет ничего практичнее хорошей теории





Article Index
Нет ничего практичнее хорошей теории
Page 2
Page 3
Page 4
Page 5
Page 6
Page 7
Page 8
Page 9
Page 10
Page 11
Page 12
Page 13
Page 14
Page 15
Page 16
Page 17
Page 18
Page 19
Page 20
Page 21
Page 22
Page 23
Page 24
Page 25
Page 26
Page 27
Page 28
Page 29
Page 30
Page 31
Page 32
All Pages

Престарелый усатый щеголь и по совместительству председатель Российского фонда культуры боговерующий режиссер Никита Михалков как-то заметил:
– Я считаю, что ислам, особенно российский ислам, намного ближе к православию, чем католицизм.
После чего добавил:
– Поскреби русского – увидишь татарина.
Это замечательные слова, это правда. Именно эта восточная кровь и создала совершенно уникальный русский характер, который до сих пор для многих остается загадкой…
Попытки объяснений оставим на совести господина Михалкова, а вот на его наблюдение о близости российского ислама и православия советую обратить внимание. Дело тут не в татарской крови, текущей в нас со времен ига, да и загадочного ничего в русском характере нет – он не более (и не менее) загадочен, чем характер французский или таиландский. Все возможные загадки русской души разгаданы и объяснены мною в предыдущей книге о влиянии климата на историю и национальный характер.
Дело в другом… И это другое в очередной раз доказывает, что агрессивность не присуща имманентно той или иной религии – будь то ислам или христианство. Агрессивность господствующей религии зависит от общего уровня развития страны. Относительное миролюбие российского ислама, сравнимое с аналогичным и не менее относительным миролюбием российского христианства, задается таким же относительным экономическим развитием России – более высоким, нежели в диких странах Третьего мира, но менее высоким, чем в странах Запада.
Западный католицизм и протестантизм настолько же отличаются от нашего православия (и ислама), насколько экономика Запада отличается от экономики России. А миролюбие отечественного ислама и христианства настолько же превосходят «миролюбие» христиан и мусульман Третьего мира, насколько экономика индустриальной России превосходит экономику какого-нибудь Сенегала или Афганистана.
Необходимо, однако, заметить, что и на Западе церковь – реакционный общественный институт. Несмотря на все успехи западной церкви, несмотря на ее согласие венчать однополых брачующихся, разрешение женщинам работать священниками, она все равно сильно отстает от развития гражданского общества. Именно поэтому западное общество де-факто от церкви и отказывается. А Россия в лице ее политического руководства отстает в этом смысле от Запада, поскольку вздымает свою церковь как флаг, в тщетной надежде объять индустриальное российское общество и постиндустриальную Москву одной обветшавшей идеологемой. Но гетерогенное общество Современности слишком отличается от гомогенного аграрного.
Есть, к сожалению, у отстающей России и еще одна характерная особенность, мешающая ей сделать экономический и, соответственно, культурный рывок вперед – ее недра. Замечено: когда человек по горло занят зарабатыванием денег на хорошую жизнь, ему некогда размышлять о смысле этой жизни, некогда раздумывать об «имперскости» и прочей ерунде. Запад работает в поте лица. А России мешает вкалывать на полную катушку ее огромный нефтяной и газовый запас. Когда блага достаются на халяву (в том числе, кстати, и блага демографические в виде избыточного населения), поневоле рука тянется к прикладу или к колчану со стрелами. Некоторым странам арабского региона с еще бо?льшим успехом, чем холодной России, удается сосать деньги прямо из песка. И потом эти деньги кормят мировой исламский терроризм. Халява никого еще до добра не доводила. Потеть надо…
Давайте, однако, продолжим наблюдать в увеличительное стекло нашей книги за проявлениями дикости во Втором и отчасти Третьем мирах. Это очень интересно…
Многим памятен мировой скандал, связанный с выходом на экраны фильма «Код да Винчи». Автор «первоисточника» Дэн Браун рассматривает иную, неканоническую версию жизни Христа. И одного только этого самым отсталым боговерам хватило для протестов.
…В Москве сотня человек собралась на Пушкинской площади с возмущенными плакатами. Воодушевленная этой микроскопической поддержкой Московская Патриархия назвала показ фильма «опасной провокацией». Любопытно, что в своем заявлении пресс-служба Моспатриархии, говорящая от лица церкви, посмела покуситься даже на основу основ капитализма – человеческую деятельность, направленную на зарабатывание денег, заявив, что картина ориентирована «на циничное извлечение прибыли». Чем «циничное» извлечение отличается от «нециничного», попы, правда, не пояснили.
Не отстали от Москвы и традиционно более диковатые российские провинциалы. Ставропольская и Владикавказская епархии обратились в Общественную палату РФ с сигналом , призывая обратить на «Код да Винчи» самое пристальное внимание, поскольку фильм этот, оказывается, «разжигает религиозную рознь». Как? Да никак. Но просто нету у нас в уголовном кодексе подходящей статьи, поэтому южнорусским попам и пришлось притянуть за уши ту самую достопамятную – о «разжигании». Уж очень христианам хочется посадить кого-нибудь!
Можно хоть двадцать раз прочесть тот абзац в письме южнорусских попов, где они пытаются объяснить, чем данное кино разжигает религиозную вражду, – и не понять этого. Впрочем, возможно, это я такой недалекий, и вам удастся уловить поповскую мысль лучше, чем мне. Пожалуйста, попробуйте, охотно процитирую: «Мы уважаем право художника на свободу творчества. Однако любое право предполагает ответственность. Называя вещи своими именами, “Код да Винчи” направлен на возбуждение религиозной вражды. В книге, а значит, и в фильме, отвергается божественная природа Иисуса Христа, отрицаются Евангелия…»
Интересно, как отрицание божественной природы Иисуса Христа может разжигать религиозную рознь? В таком случае нужно запретить на территории России ислам, атеизм и иудаизм, ибо они тоже отрицают божественное происхождение Иисуса Христа.
А как удачно авторы сигнала раскрыли коварные замыслы мировой закулисы! Оказывается, фильмец-то выпущен не случайно! «Джон Браун далеко не первый богоборец. Но именно книгу Брауна печатают сегодня миллионными тиражами, именно фильм по “Коду да Винчи” выпускают на экраны всей планеты. А значит, сегодня “Код да Винчи” становится новым знаменем агрессивных сил, стремящихся разрушить традиционные ценности, базирующиеся на религиозной этике, подорвать устои нашей идентичности».
Таков интеллектуальный уровень российских попов. Плинтус рулит…
Калужский митрополит Климент оказался еще решительнее своих собратьев по вере. Он не просто сигнализировал в органы с просьбой отреагировать, а прямо потребовал запретить мировую премьеру фильма «Код да Винчи», да и все!
И в этой своей позиции российское православие ничуть не уступило исламу отечественного разлива. Обе религии действительно оказались похожи в своей реакции. Чеченский муфтий Султан-хаджи Мирзаев тоже подсуетился и написал руководству республики бумагу, в которой просил запретить на территории Ичкерии реализацию не только видеокассет с «Кодом да Винчи», но и продажу книги! Вы спросите: а чем мусульман-то задел насквозь христианский «Код да Винчи»? На этот вопрос ответил сам муфтий: «…пророк Иса почитается мусульманами, его имя упоминается в Коране, и поэтому в Чечне никто не допустит насмехательства над ним».
Боговеры ближнего зарубежья не отстали от отечественных. Украинская политическая организация «Братство» призвала к погромам на сеансах «Кода да Винчи». Примечателен текст их воззвания: «После неосмотрительной отмены инквизиции расплодилось много бесноватых интеллектуалов и художников… Безусловно было бы нормальным, если бы кинотеатры вынуждены были потратиться на ремонт после показов этой подлой ленты. В прошлом году безнаказанно прошел показ подлого фильма “Царство небесное”. Там надругались над памятью рыцарей и мучеников, которые положили жизнь за отвоевание Гроба Господнего. В фильме гуманные, утонченные, высококультурные мусульмане противостоят глуповатым грубым христианам, а Иерусалим не имеет ни единой святости… Малочисленность христиан на Украине не дает возможности надеяться на запрет или невозможность показа фильма с помощью народных средств, тем не менее этот показ не может пройти без эксцессов. Короче, мы призываем к эксцессам!»
Разница в реакциях Второго мира и Третьего мира на «религиозные оскорбления» в том, что в мире Втором количество агрессивно-неадекватных людей меньше и дело не доходит по массовых убийств и больших погромов, а в своей реакции власти не часто доходят до прямых запретов. Это хорошо видно на примере скандала с «Кодом да Винчи». Истерические визги русских и украинских боговеров не смогли остановить показ фильма. А вот власти филиппинской столицы запретили не только показ фильма в кинотеатрах, но и распространение его на VHS и DVD ! С последним, правда, все оказалось сложнее: пираты за несколько недель до премьеры успели нашлепать кучу дисков и вовсю продавали их на улицах Манилы. То есть народ хотел смотреть кинцо. А власти решили, что не надо бы ему… И, обосновывая запрет, мэр города Лито Атиэнца заявил, что фильм является «извращением нашей истории и может разрушить веру, поскольку он содержит ложные утверждения о жизни Иисуса Христа».
Слаба, однако, вера у филиппинцев…
Не сильнее оказалась вера и у жителей тихоокеанского острова Самоа. Там тоже картина была запрещена. На Фиджи местные католики также потребовали запретить «Код да Винчи».
Но иногда флуктуации запретов приключаются и во Втором мире, уравнивая его по дикости с миром Третьим. Скажите мне, а чем лучше вышеперечисленных островных дикарей наши московские, которые решают за москвичей, что им можно, а что нельзя? Например, господину Лужкову не нравится группа «Ленинград». Бывает. Дело вкуса. Имеет право. Но когда чиновник на основании своего вкуса запрещает в городе концерт группы, на которую горожане уже купили билеты, это уже ни в какие ворота не лезет. Такому чиновнику – кольцо в нос, копье в руку – и на Самоа…






E-mail Print PDF